Go to English version

Schiaparelli FW2016

Авг 16, 16 Schiaparelli FW2016

«Трудно быть Богом, а еще труднее им казаться», — подобная мысль наверняка хоть раз приходит в голову каждому современному кутюрье, возглавившему некогда легендарный, вошедший в историю моды бренд. Bertrand Guyon, создавший третью кутюрную коллекцию для возрожденного 4 года назад дома Schiaparelli, легкий путей не ищет. Вдохновение для нового сезона он черпал в ставшем одним из самых громких и ассоциативных показов эксцентричной Эльзы- «Цирковом шоу» 1938 года.

Небольшой экскурс в историю. Предвоенные года прошлого столетия. Париж – столица моды – задает тон всему миру. На французских подиумах балом правят модельеры-дамы, каждая из которых создает свой уникальный, узнаваемый стиль. Габриэль Шанель раскрепощает и уравнивает в правах с мужчинами, Мадлен Вионне драпирует под греческих богинь, Эльза Скиапарелли шокирует. Клиентка последней, пришедшая в наряде от Эльзы в парижскую оперу, имеет все шансы затмить происходящее на сцене, приковав все взгляды к себе.

Жизнь и мода для хозяйки бутика на Вандомской площади тесно переплетены в бесконечном празднике, которому наилучшим образом способствует атмосфера, царящая в те времена в городе Света, Любви и Свободы.

Нашу героиню окружают самые яркие персоны из мира искусства: художники, поэты, композиторы, и их великолепные музы. Позволено все! И смелая итальянка, не скованная сдержанностью северян, создает образы, поражающие и заражающие современников своей экстравагантностью. Мода на грани костюмированного бала с огромной креветкой в роли шляпы на голове. Элегантность от Скиапарелле – это «тяжелый шик», чья главная «слабость» связана напрямую с историческим контекстом. «Shocking pink» (фуксия) –этот антипод парижской сдержанности мог существовать и пользоваться сумасшедшим успехом лишь в то сумасшедшее время.

XXI век смешивает все карты, постоянно черпая вдохновение в архивах двадцатого. Задача Бертрана, с которой, к слову, кутюрье блестяще справляется, состоит в мягкой адаптации знаменитых кодов дома тридцатых годов к новым реалиям.

Для начала месье Guyon задает цветовую гамму. Цвета ночного неба — черный и темно-синий -, как узнает модельер из архивов, пользовались у его предшественницы не меньшей популярностью, чем ярко-розовый и бирюзовый (которым, несомненно, тоже нашлось место в коллекции).

Крой становится архитектурным, подушечки под плечи акцентируют их линию, разрезы юбок по косой придают силуэту фатальности. Ансамбль из перефразированных «клоунских» панталон, дополненный топом-бустье с печворк по мотивами Пикассо если не шокирует (это место на современных подиумах уже занято), то добавляет «здоровой» эксцентричности. Также как яркое платье-бюстье с расклешенной юбкой по щиколотку в цветовом деграде, вдохновленное костюмом арлекина. Знакомые ромбики появляются и на бежевом жакете. Здесь они по подобию тибетской песочной мандалы выложена сотнями крохотных бисерин – мы же говорим о высокой моде!

На драпированных вечерних платьях из полупрозрачного шелка и архитектурного фая рассыпаны созвездия Млечного Пути, вызывающие в памяти купол цирка. В то время как ансамбли из тафты покрыты изображениями причудливых животных – обитателей фантасмагоричного Cirque du Soleil.

Дизайнер не забыл и про символы, столь дорогие сердцу пылкой Эльзы – сердце и губы. И вновь, кричащий «chic dur» уступает место рафинированному изяществу – главному коньку молодого француза.

Photo credits: Sciaparelli


Читайте также: